ФОТОШКОЛА
Оглавление Назад Вперёд
От замысла к снимку
В. Стигнеев ("Советское фото", № 3, 1985)


Глядя на снимок, мы прежде всего пытаемся понять мысль автора, стараемся уяснить авторскую позицию. И тогда при восприятии фотографии мы как бы движемся по вешкам, расставленным для нас в кадре. Путь, обозначенный ими, помогает понять смысл изображенной картины действительности.

Вот что замечает по этому поводу искусствовед А. Вартанов в книге «Фотография: документ и образ»: «Фотография без мысли — лишь ничего не говорящая нашему сознанию фиксация внешних форм жизни. Но и мысль, лежащая на поверхности снимка или проведенная автором слишком прямолинейно, «в лоб», также не удовлетворяет нас, производя впечатление ненатуральности, подогнанности действительности под определенный, ограниченный шаблон. Истина, очевидно, лежит где-то посередине». Путь, который проходит автор от замысла до его воплощения, иногда оказывается довольно долгим. Авторский замысел воплощается во всей совокупности элементов фотографического изображения. Иначе говоря, он должен быть выражен пластическим образом. Никакие дополнительные объяснения, комментарии не улучшат снимок, если сказанное не получило зримого выражения.


В общем виде идея пейзажа, портрета или натюрморта может существовать заранее, автор может обдумывать ее, искать подходящую натуру. Но конкретное воплощение замысел получает при непосредственной работе над снимком: во время съемки и при печати в лаборатории. Кризис, который нередко испытывают даже любители со стажем: что снимать, как избежать банальностей, не повторять других, найти свой путь, связан с недостаточным обдумыванием, осмыслением своей работы. Не случайно такой известный фотомастер, как Геннадий Колосов, обращаясь к фотолюбителям, говорил, что, по его мнению, главные трудности ждут фотографа в стадии замысла: «Надо твердо уяснить себе, что хочешь снимать, для кого и зачем».

Уже названием снимка «Домашнее задание» В. Ширяев говорит нам: хочу раскрыть характер девочки в действии.

Однако путь, которым автор шел к воплощению замысла, не во всем верен. Начнем с того, что он выбрал горизонтальный формат, хотя сюжет просится в вертикальный, центрировал композицию, чем затормозил движение в кадре. И вдобавок злоупотребил запечатыванием деталей, хотя названием подчеркнул, что его интересует поведение персонажа в конкретной обстановке. Девочка поет. Почему же у неё звук «не идет»? Оказывается, мало зафиксировать внешнее движение в сюжете. Надо, чтобы оно было подчеркнуто композиционно, иначе и самый динамичный мотив получится на снимке статичным. В. Ширяев мог бы существенно улучшить изобразительное решение. Чтобы подчеркнуть внутреннее движение, стоит, пожалуй, скадрировать снимок справа и слева (например, до крайних локонов), убрать лишнее сверху и снизу. Если слева оставить чуть больше пространства, асимметрия острее выявит движение.

Автор прислал в редакцию два варианта. Во втором он запечатал все, кроме лица, при этом пострадало изображение волос девочки. И сразу ушла экспрессия. Фотограф не почувствовал, что свободно льющиеся пряди волос словно вторят музыкальной мелодии и потому являются существенным моментом композиции. Работая над снимком, автор нарушил собственный замысел. Можно запечатывать детали, кадрировать, менять формат и т. д., но всякий использованный прием должен, конечно же, находиться в согласии с замыслом.


В. Ширяев
Домашнее задание


Сошлемся еще раз на А. Вартанова. Он пишет: «Мысль в фототворчестве не может существовать отдельно от картин действительности: все, что хочет сказать своим снимком фотограф, он должен сказать как бы «от имени самой жизни», сняв сюжет, объективное содержание которого выражает авторский замысел. Рассуждая теоретически, идеальным представляется равновесие между авторским замыслом и теми фотографическими средствами, которые использованы для его воплощения». Попробуем на примере проследить, как достигается это равновесие.

Беда многих начинающих состоит как раз в том, что они фотографируют без всякой задачи и цели. И потому так жадно ищут всевозможные химические рецепты или на чинают откровенно подражать известным образцам. Но таким путем трудно добиться чего-то стоящего. Попробуем на конкретных примерах — снимках фотолюбителей — оценить авторский замысел и его реализацию. Ю. Фролов из Боткинского фотоклуба «Фокус» тонко почувствовал весенний мотив и довольно точно передал свои ощущения в работе «Апрель». Рассматривая ее, мы можем предположить, что автора увлекло состояние, когда все живое пробуждается в природе, когда начинается могучее движение животворных сил. Мотив движения подчеркнут многократно: чуть наклонной линией горизонта, уходящим к низу краем пригорка и по контрасту — пересекающими их мощными стволами чуть наклоненных берез. Могучие кроны деревьев, которые четко просматриваются на фоне неба, занимают полкадра. Березы словно расправили плечи и вздохнули полной грудью.

Снимок построен на сопоставлении белизны снега и темной гряды леса, перекличка светлых и темных пятен продолжается на коре берез, в сложной игре черных ветвей на фоне белесого неба. Возникает ощущение, что снимок насыщен весенним светом, мартовским воздухом. Фролов осознанно шел к образному решению своего замысла и достиг цели...

Ю. Фролов
Апрель

Т. Никонова сделала два снимка на одну тему: молодая художница работает над этюдом на пленэре. В первом кадре фотографа интересовал момент творчества, состояние сосредоточенной работы. Не случайно она уловила энергичный жест руки, выразительный разворот всей фигуры. Передана романтическая атмосфера летнего парка — здесь важную роль сыграли темные силуэты трех деревьев. Однако при печати автор допустил ошибку — тонально не отделил руку художницы от дерева, и получилось, будто рука «прилипла» к нему. На втором снимке фотограф решил передать момент общения маститого живописца со своей ученицей. Съемка велась с прежней точки, тем же объективом, однако новый замысел заставил внести коррективы в композицию. Пришлось сделать шаг вперед, чтобы убрать крайнее дерево, иначе снимок оказывался перегруженным, и опустить столик мольберта. Пространство между деревьями расширилось, и фигура жестикулирующего наставника оказалась в центре изображения.

Можно было точно так же «убрать дерево» и в первом снимке. Но тогда движение в кадре становится менее энергичным, а ритм вертикалей (стволы деревьев), который держит композицию, нарушается. Известно, что когда предметы первого плана перекрывают фигуры или предметы второго, следует тонально и пространственно отделить их друг от друга, иначе они сольются. Особенно часто это случается при контровом освещении. Вот и здесь не удалось выявить фактуру и объем стволов, и деревья стали плоскими, точно их вырезали из фанеры. До конца преодолеть трудности, возникшие при воплощении замысла, все-таки не удалось.


Т. Никонова
На этюдах

Для фрагментарного по характеру городского пейзажа В. Бочковского (фотоклуб «Надежда», Евпатория) подпись «Земля людей» звучит несколько претенциозно. Допустим, что названием автор хотел внести в свою работу иронический подтекст. Да, машины сильно потеснили человека в современном городе — такой, по-видимому, была отправная точка авторских размышлений. Надо признать, что для подтверждения своей позиции фотограф искал и нашел подходящий мотив, выразительный ракурс, тщательно выстроил композицию в вертикальном формате (такой нестандартный формат встречается у любителей нечасто). Линия из автомобилей, прихотливо изгибаясь, вьется из одного угла кадра в другой. Грузовик и «Жигули», не попавшие в строй, удачно заполняют пустой верхний угол. Внизу по диагонали две крохотные человеческие фигурки обозначают присутствие людей, помогают ощутить масштаб городского пространства. Автору не откажешь в последовательности: замысел он реализовал в четком изобразительном решении.


В. Бочковский
Земля людей
Горьковчанин М. Туляков названием работы передает человеческую радость, то светлое ощущение сопричастности природе, которое охватывает нас в лесу погожим осенним днем. Однако ему показалось, что обычными средствами выразить эмоции, переполняющие героиню снимка, нельзя, и он прибегает к старому приему — вращению позитива при печати. Прием хорошо известен по многочисленным спортивным снимкам, изображающим в «динамике» хоккейных вратарей, пловцов, мотогонщиков и пр. По замыслу дополнительное вихреобразное вращение должно усилить внутреннее композиционное движение. Но думается, фотограф напрасно предпочел естественному изобразительному построению искусственное. Возможно, на конверте грампластинки с подходящим названием типа «Осенняя мелодия» именно такая фотография была бы вполне уместна. Откровенный технический прием зачастую превращает снимок в произведение прикладной, оформительской фотографии, решающее иные, задачи.

М. Туляков
Радость
Тема живой природы привлекает сегодня многих. Автор снимка «Олененок» О. Ордынский (Ильичевск) откровенно любуется грацией своей модели, выразительной лепкой головы, ее гордой посадкой на длинной шее. Поучительно, что фотограф не побоялся построить композицию, включив в кадр только часть фигуры животного, и это позволило передать стремительность бега и быстроту реакции олененка. Нерезкость фактуры, некоторая смазанность изображения придали снимку движение. Есть в этой удачной работе и типичный недостаток. Голова олененка попала на полуразмытый силуэт другого животного, что лишило композицию той чистоты, которой требует образный строй снимка. Автору нетрудно исправить ошибку, для этого надо при печати использовать фармеровский ослабитель или маскирование. Каждый раз, пытаясь понять авторский замысел, проследить ход авторской мысли от исходной точки к результату, мы прежде всего обращались к названию снимка. И это не случайно. Нередко название помогает понять и оценить поставленную задачу и путь, которым автор шел к цели. Часто ключ к пониманию снимка лежит в соотношении замысла и конкретного результата.

О. Ордынский
Оленёнок
Оглавление Назад Вперёд

Рекламный блок